Авторизация
 
-1

ОФИЦЕРЫ И ГЕНЕРАЛЫ ЦАРСКОЙ АРМИИ НА СЛУЖБЕ СОВЕТСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ

Теги: военная история

Политические разногласия между рабоче-крестьянской властью, которая встала у руля после Октябрьской революции, и представителями буржуазной интеллигенции потеряли свою важность, когда над страной нависла угроза со стороны внешних врагов. Когда речь идет о выживании, а вокруг страны смыкается кольцо фронтов, благоразумие диктует свои правила, а место идеологических интересов занимает желание спасти Отчизну, идя на уступки и компромиссы с внутренними противниками.
ОФИЦЕРЫ И ГЕНЕРАЛЫ ЦАРСКОЙ АРМИИ НА СЛУЖБЕ СОВЕТСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ
Гражданское противостояние ослабляло силы вновь сформированной РККА (Рабоче-Крестьянской Красной Армии). Укрепить ее командный состав за счет молодых специалистов из среды трудящихся не представлялось возможным: для их подготовки требовалось время, которого просто не было. Необходимость немедленного создания сильной регулярной армии, которая сможет дать отпор империалистическим интервентам и войскам белогвардейцев, привела к тому, что Советское руководство посчитало уместным использовать накопленный военный и теоретический опыт специалистов, которые до событий 1917-го года состояли на службе в царской армии.

Обосновав необходимость использования культурного наследия капитализма, Ленин обратился к руководящим органам страны. Он подчеркивал необходимость отнестись с особым вниманием к привлечению научно-образованных специалистов и в военной, и в других областях, независимо от их происхождения и от того, кому они служили до прихода Советской Власти. Поставить цель было просто, но как ее достичь? Большинство дворян оставались враждебно настроенными к Советской власти или заняли выжидательную позицию. Им было трудно осмыслить, что идя им навстречу, Советская власть стремится перенести в обновленную Россию самые ценные достижения.

Фактор принуждения вряд ли смог тогда дать положительные результаты. Приходилось работать не только над изменением отношения интеллигенции к новой власти, но и влиять на негативное отношение рабочих масс к бывшим представителям буржуазии. Проблемой было то, что часть руководящих партийных работников не разделяла мнение Ленина о необходимости сотрудничества с противоположной по мировоззрению стороной, даже в условиях тотального контроля над их деятельностью. Подобное взаимодействие с людьми с чуждой большевикам идеологией, часто оборачивалось вредительством. Однако без использования знаний и опыта, которые интеллигенция Царской России получила в лучших учебных заведениях и во время работы на высоких должностных постах до революции, невозможно было поднять страну и одержать победу над внешними врагами.

В конце концов, многие бывшие офицеры и генералы осознали, что Советская власть – единственная сила, представляющая национальные интересы России и способная защитить страну от внешних врагов в данный период времени. Патриотически настроенные профессиональные военные посчитали своим долгом поддержать «красных» в борьбе за независимость Родины. Огромное значение при этом оказала позиция нового правительства о не посягательстве на политические убеждения военных спецов, что было законодательно зафиксировано на V Всероссийском съезде Советов (10 июля 1918 г.). Но нельзя забывать и о других бывших дворянах и офицерах, готовых отдать нашу страну на поругание внешним врагам. Они желали избавиться от коммунистов и их идей, не желая понимать последствий.

Первые шаги на пути к сотрудничеству стали примером для других военных, сомневающихся в правильности подобного решения. Перешедшие на сторону большевиков генералы призвали остальных офицеров Царской армии выступить на защиту страны в рядах РККА. Сохранились замечательные слова их обращения, показывающие нравственную позицию этих людей: «В этот важный исторический момент мы, старшие боевые товарищи, обращаемся к вашим чувствам преданности и любви Отчизне, просим позабыть все обиды и добровольно идти в Красную Армию. Куда бы вас не назначили, служить не за страх, а за совесть, дабы, не жалея жизни, своею честною службою отстоять дорогую нам Россию, не допустив её расхищения».

Для привлечения специалистов дореволюционной России использовались подчас и негуманные методы и средства. Некоторые историки склонны называть послереволюционный период «путем на Голгофу» для российской интеллигенции: репрессивные методы их принуждения к работе на Советскую власть были широко распространены. Однако высшие органы власти не приветствовали такое отношение к спецам «из бывших», о чем свидетельствует принятый 17 декабря 1918 г. приказ Президиума ВЧК. В этом документе содержатся строгие указания проявлять особую осмотрительность при привлечении буржуазно-дворянских специалистов к ответственности за те или иные действия и допускать их арест только в случае наличия доказанных фактов антисоветской деятельности. Страна не могла позволить бездумно разбрасываться ценными кадрами, трудное время диктовало новые правила. Вопреки многочисленным утверждениям о принудительном привлечении военных экспертов Императорской России в РККА стоит отметить то, что произошедшие в армии еще до революции негативные преобразования изменили настроения среди офицерского состава. Это способствовало тому, что с приходом Советской власти многие высшие армейские чины посчитали своим долгом, а не из-за страха, поддержать большевиков в сражении за Отечество.

Итогом проводимых мероприятий стало то, что из ста пятидесяти тысяч профессиональных военных, служивших в офицерском корпусе дореволюционной России, в Красной Армии сражались семьдесят пять тысяч человек против тридцати пяти тысяч старого офицерского состава на службе у белогвардейцев. Их вклад в победу в Гражданской войне неоспорим, пятьдесят три процента командного состава Красной Армии являлись офицерами и генералами Императорской Армии.

Обстановка требовала немедленных действий, и уже в ноябре 1917-го года начальником штаба и Верховным главнокомандующим армии был назначен потомственный дворянин, генерал-лейтенант бывшей Императорской Армии М.Д. Бонч-Бруевич, получивший прозвище «советский генерал». Он возглавил в феврале 1918-го года РККА, созданную из отдельных частей Красной Гвардии и остатков бывшей Императорской Армии. Это был самый трудный для Советской Республики период, длившийся с ноября 1917-го до августа 1918-го года.

С конца 1918-го года вновь учрежденную должность главнокомандующего Вооруженными силами страны занимал «его высокоблагородие» г-н С.С. Каменев (не тот Каменев, который был позже расстрелян вместе с Зиновьевым). Возглавив после революции пехотную дивизию, этот опытнейший кадровый офицер молниеносно продвинулся по служебной лестнице.

Непосредственным подчиненным Сергея Сергеевича Каменева и его первым помощником был потомственный дворянин, начальник Полевого штаба РККА П.П. Лебедев, который при Императорской Армии числился в звании генерал-майора. Сменив Бонч-Бруевича, Лебедев в течение всей войны (с 1919-го по 1921-ый год) умело руководил Полевым штабом, активно участвуя в подготовке и проведении основных операций.

Еще один потомственный дворянин А.А. Самойло являлся непосредственным коллегой Лебедева, занимая пост начальника Всероссийского Главштаба. Дослужившись в Императорской Армии до звания генерал-майора, Александр Александрович после революционных преобразований октября перешел на сторону большевиков, за свои значительные заслуги был награжден орденами и медалями, среди которых два ордена Ленина, три ордена Красного знамени и орден Отечественной войны I степени.

Может создаться ложное представление о том, что Ленин и Троцкий, определяясь с кандидатурами на высшие командные посты, стремились назначить на них только представителей генеральского Императорского корпуса. Правда в том, что те, кто был удостоен таких высоких военных званий, обладали необходимыми навыками и умениями. Именно они помогли новой власти сориентироваться в сложнейшей обстановке и отстоять свободу Отечества. Жесткие условия военного времени быстро расставляли людей на заслуженные места, выдвигая вперед профессионалов и «задвигая» тех, кто казался таким, являясь на деле обычной «революционной балаболкой».

На основании составленной на октябрь 1917-го года картотеки офицеров русской армии, а также дальнейшей сверки полученных данных, были получены сведения о численности военных чинов Императорской Армии, служивших на стороне новой власти. Статистика говорит о том, что во время гражданской войны в армии рабочих и крестьян служили: 746 бывших подполковников, 980 полковников, 775 генералов. Красный Флот вообще был аристократической воинской частью, так как Генштаб Русского ВМФ после октябрьских событий практически в полном составе перешел на сторону большевиков и сражался на стороне Советской власти всю гражданскую войну. Командующими флотилией в период войны были бывшие контр-адмиралы Императорского флота и потомственные дворяне: В.М. Альтфатер, Е.А. Беренс и А.В. Немитц. Они добровольно поддержали новое правительство.

Отдельно можно отметить белых офицеров и генералов, эмигрировавших в Китай и вернувшихся в Россию из Китая в 20-е и 30-е годы. В 1933 году, вместе со своим братом, генерал-майором А.Т. Сукиным, выехал в СССР полковник Генштаба старой армии Николай Тимофеевич Сукин, генерал-лейтенант, участник Сибирского Ледяного похода, летом 1920 временно занимал пост начальника штаба главкома всеми вооруженными силами Российской Восточной окраины, в СССР работал преподавателем военных дисциплин.

Некоторые из них еще в Китае начали работать на СССР, например, полковник старой армии, в колчаковской армии генерал-майор Тонких И.В.— в 1920-е в вооруженных силах Российской Восточной окраины занимал пост начальника штаба походного атамана, в 1925 г. проживал в Пекине. В 1927 г. он являлся сотрудником военного атташе полномочного представительства СССР в Китае, 06.04.1927 был арестован китайскими властями в ходе налета на помещение полпредства в Пекине, и после этого вернулся в СССР.
В Китае с Красной армией начал сотрудничать еще один высокопоставленный офицер белой армии, участник Сибирского Ледяного похода, Алексей Николаевич Шелавин. Вот как описывает встречу с ним Казанин, приехавший в штаб Блюхера в Китае в качестве переводчика: «В приемной стоял длинный стол, накрытый к завтраку. За столом сидел подтянутый седеющий военный и с аппетитом ел из полной тарелки овсяную кашу. В такой духоте есть горячую кашу казалось мне героическим подвигом. А он, не довольствуясь этим, взял из миски три яйца всмятку и выпустил их на кашу. Все это он полил консервированным молоком и густо посыпал сахаром. Я был настолько загипнотизирован завидным аппетитом старого военного (скоро я узнал, что это был царский генерал Шалавин, перешедший на советскую службу), что Блюхера я увидел только, когда он уже стоял совсем передо мной». Казанин в своих мемуарах не упомянул, что Шелавин был не просто царским, а белым генералом, в царской армии он был полковником Генштаба. Участник русско-японской и мировой войн, в колчаковской армии он занимал должности начальника штаба Омского военного округа и 1-го Сводного Сибирского (впоследствии 4-го Сибирского) корпуса, участвовал в Сибирском Ледяном походе, служил в Вооруженных силах Российской Восточной окраины и Приамурского Временного правительства, затем эмигрировал в Китай. В Китае он начал сотрудничать с советской военной разведкой (под псевдонимом Руднев), в 1925–1926 – военный советник Хэнаньской группы, преподаватель военной школы Вампу; 1926-1927 — в штабе Гуанчжоуской группы, помогал Блюхеру эвакуироваться из Китая и сам вернулся в СССР в 1927 году.

Можно назвать еще много известных фамилий офицеров и генералов старой армии, самоотверженно сражавшихся на стороне РККА и командовавших целыми фронтами, разгромившими белогвардейские полчища. Среди них особо выделялся бывший генерал-лейтенант барон Александр Александрович фон Таубе, ставший начальником Главного штаба Красной Армии в Сибири. Отважный военачальник попал в плен к Колчаку летом 1918-го года и погиб в камере смертников. Через год потомственный дворянин и генерал-майор Владимир Александрович Ольдерогге, командуя всем Восточным фронтом большевиков, на корню уничтожил белогвардейцев на Урале, полностью ликвидировал колчаковщину. Южный фронт красных под предводительством опытных генерал-лейтенантов старой Армии Владимира Николаевича Егорьева и Владимира Ивановича Селивачёва остановил армию Деникина, продержавшись до подхода подкреплений с Востока. Этот перечень можно продолжать и продолжать. Несмотря на наличие красных военачальников, среди которых много легендарных имен: Будённый, Фрунзе, Чапаев, Котовский, Пархоменко и Щорс, на всех главных направлениях в решающие моменты противостояния у руля находились те самые «ненавистные» представители дворянства и буржуазии. Их талант в управлении армиями, помноженный на знания и опыт, приводил войска к победе.

Законы советской пропаганды не позволяли объективно освещать роль этих слоев военных кадров Красной Армии, умаляя их значимость и создавая ореол молчания вокруг их имен. А между тем они честно исполнили свою роль в трудный для страны период, помогли выиграть Гражданскую войну и ушли в тень, оставив о себе память в военных сводках и оперативных документах. Они, как тысячи других людей, проливали свою кровь за Отечество и достойны уважения и памяти.

В качестве возражения утверждениям о том, что Сталин и его соратники репрессивными мероприятиями специально уничтожали представителей дворянской интеллигенции, можно сказать, что все герои войны, упомянутые в статье выше, как и многие другие военные специалисты, спокойно дожили до старости за исключением тех, кто пал в сражениях. А многим представителям младшего офицерского состава удалось сделать успешную военную карьеру и даже стать Маршалами СССР. Среди них такие известные военачальники как бывший подпоручик Л.А. Говоров, штабс-капитаны Ф.И. Толбухин и А.М. Василевский, полковник Б.М. Шапошников.

Не стоит отрицать того, что на местах наблюдались, по выражению Ленина, «перегибы» и непродуманные действия, имели место незаслуженные аресты и суровые приговоры, но вести речь о подготовленных массовых репрессиях, направленных на уничтожение дворянского военного корпуса, необоснованно. Надо вспомнить о том, как остальное, «белое» офицерство, которому сейчас модно сочувствовать и петь дифирамбы, при первой же угрозе разбежалось по французским и турецким городам. Спасая свои собственные шкуры, они отдавали все, чем располагали, прямым врагам России, которые в это же время воевали с их соотечественниками. И это те, кто присягал на верность Родине и обещал защищать Отчизну до последнего вздоха. В то время как русский народ сражался за свою независимость, подобные «офицеры», не достойные носить столь высокое звание, восседали по западным кабакам и борделям, соря деньгами, которые при побеге вывезли из страны. Они дискредитировали себя в истории нашей страны. Специально для них М.Д. Бонч-Бруевич написал такие слова: «История осудит не нас, оставшихся на Родине и честно исполнивших свой долг, а тех, кто препятствовал этому, забыл интересы своей страны и заискивал перед иностранцами, явными противниками России и в прошлом, и в будущем».

Автор Игорь Сулимов


Имя:*
Комментарий:
b
i
u
s
|
left
center
right
|
emo
img
color
|
hide
quote
translit
youtube
 
 
 
Мы первый развлекательный портал который платит за новости. Для поддержания портала и пользователей, отключите пожалуйста Adblock.
X