-4

Конвойная стража Союза ССР

Теги: конвой, страж, история, СССР, Российская Империя, праздник

Конвойная стража Союза ССР
В  правоохранительной  военно-полицейской  системе  Российской  империи  существовала  одна  довольно  необычная,  говоря  современным  языком,  силовая  структура,  которую  так  же,  как  и  корпус  жандармов,  очень  недолюбливали  «пламенные  революционеры»,  уголовники  и  иные  преступившие  закон  люди.
Конвойная стража Союза ССР
Это специальное воинское формирование имело стройную армейскую структуру и подчинённость, статус войск вспомогательного назначения и …полицейские функции. Офицеры и нижние чины неизвестного пока нам «вспомогательного войска» числились по военному ведомству, подчинялись воинским уставам и инструкциям, носили форму армейского образца, но с некоторыми незначительными отличительными особенностями. Их униформа была отделана приборным сукном небесного цвета – голубые жандармские канты и выпушки на фуражках, кителях, шароварах, и такие же лазоревые шелковые просветы на офицерских погонах. Официальное название подсобного войска - конвойная стража, а предназначение – надёжно стеречь под запором арестантов врагов престола, важных государственных преступников, уголовников, каторжников.
21 июля 1907 года, на закате так называемой первой русской революции, конвойную стражу  возглавил генерал-майор Николай Иванович Лукьянов. Судьба распорядилась так, что этому образованному и интеллигентному генштаба (это почётная приставка к званию) генералу было уготовано стать последним шефом конвойной стражи царской России и первым - в Советской республике. Курьёз истории: сначала конвойный генерал надёжно изолировал от общества тех, кого считали политическими врагами самодержавия. Затем стал беспрекословно выполнять распоряжения тех, кого недавно держал под запором. Потому что враги прежней власти сами стали новоиспечённой властью. Но недолго бывшему генералу довелось служить новым хозяевам. Вскоре оказался неугодным. Из дворян был, из того класса, что, согласно большевистской установке, подлежал ликвидации. Но вот документы, свидетельства трагической судьбы конвойного генерала, почему-то не уничтожили, упрятали в дальние архивные тайники. Где они и сохранились до наших дней.
Конвойная стража Союза ССР
История конвойных войск началась 20 апреля 1918 года. В этот день народный комиссар по военным делам Л.Троцкий подписал «исторический» для будущих советских конвойных войск приказ за №284 Наркомвоендела на основе добровольного найма была образована конвойная стража республики, состоящая из губернских и уездных конвойных команд. На него так любили ссылаться ведомственные историки, теоретизировавшие и обосновавшие развитие советских внутренних войск, считая этот документ отправной точкой в своих научных исследованиях. От даты его подписания было принято вести родословную советских конвойных войск.  

Революционные преобразования коснулись и старой пенитенциарной системы. Первоначально они носили лишь внешний характер: Главное тюремное управление переименовали в Главное управление местами заключения (ГУМЗ) Наркомата юстиции. Конвойная стража по-прежнему оставалась в двойном подчинении: по службе – ГУМЗу, а по военной линии-Наркомату по военным делам. Н.И. Лукьянов, теперь уже без генеральских погон, и в новых условиях по-прежнему добросовестно выполнял свои многотрудные обязанности. Одновременно при Главном управлении мест заключения Народного Комиссариата юстиции (ГУМЗ НКЮ) была учреждена Главная инспекция конвойной стражи. Структура эта просуществовала недолго: уже 23 июля того же года ГУМЗ было преобразовано в Карательный отдел НКЮ. а Главная инспекция — в VIII отделение Карательного отдела (циркуляр НКЮ от 24.5.1918 и приказ Наркомвоендела №466 от 18.6.1918). 9 сентября 1919 года постановлением НКЮ №168 Карательный отдел переименован в Центральный карательный, а VIII отделение — в Отдел управления конвойной стражи. Осенью 1922 г. она была передана в ведение ГПУ НКВД РСФСР и получила корпусную организацию.
Конвойная стража Союза ССР
К этому времени закончилась ведомственная борьба между НКЮ и НКВД за право "владеть" местами заключения. Постановление СНК РСФСР от 25 июля 1922 г. "О сосредоточении всех мест заключения в НКВД" решило спор в пользу Комиссариата внутренних дел. Совместным Постановлением НКЮ и НКВД от 12 октября 1922 г. руководство местами заключения было закреплено за НКВД. Для этого в его составе создавалось Главное управление местами заключения (ГУМЗ НКВД РСФСР), во главе которого был поставлен Е. Г. Ширвиндт. На него же возлагалась и организация службы по охране последних. В п. 2 утвержденного 3 ноября 1922 г. заместителем наркома внутренних дел Временного положения о Главном управлении местами заключения НКВД РСФСР и его местных органах указывалось: "Для осуществления руководства и наблюдения за выполнением специальной службы в Главном управлении состоит Отдел конвойной стражи Республики, каковой входит в состав войск ГПУ". 
В Губернском управлении местами заключения "наблюдение за выполнением конвойными частями губернии их специальной службы, без вмешательства в строевую и административно-хозяйственную сторону работы", поручалось его начальнику. В связи с образованием ГУМЗ НКВД РСФСР ряд конвойных команд (Московская, Петроградская, Киевская, Харьковская) был переформирован в конвойные полки. Так, Московская конвойная команда стала 1-м Московским конвойным полком. При его штабе, в самой Москве, дислоцировалось 6 рот, а в городах Московской и Рязанской губерний - Волоколамске, Можайске, Коломне, Клину, Пронске, Михайлове, Касимове и других - находились входившие в состав полка отряды. 17 декабря 1922 года 5 рот этого полка участвовали в параде войск ГПУ на Красной площади, который принимал сам Ф.Э. Дзержинский.
Таким образом, осенью 1922 г. НКВД РСФСР получил в свое ведение большинство мест заключения и конвойную стражу для их охраны и конвоирования заключенных, а также других лиц, находившихся под стражей. В 1923 г., по разным источникам, в распоряжении ГУМЗ находилось мест лишения свободы, в которых содержалось 70 - 80 тыс. заключенных.За созданием ГУМЗ НКВД РСФСР с включенным в него Отделом конвойной стражи Республики четко просматривались не только мотивы внутриполитического характера, но и субъективные интересы НКВД: с начала 20-х годов места заключения становились существенными источниками дохода. Тяжелое экономическое и финансовое положение страны в тот период делало последнее обстоятельство немаловажным. Ф.Э. Дзержинскому приходилось, с одной стороны, вести упорную борьбу за смету органов и войск НКВД с наркомом финансов Г.Я. Сокольниковым, а с другой - выполняя соответствующие решения партийного руководства о сокращении вооруженных сил страны, принимать меры к ограничению численности своей "армии".
Конвойная стража Союза ССР
Уже в декабре 1922 г. Приказом по войскам ГПУ №608 было объявлено о значительном их сокращении и снятии с них ряда функций. Соответствующие изменения затронули и корпус конвойной стражи. В январе 1923 г. его численность было предложено уменьшить с 17 до 10 тысяч человек. Сокращение производилось за счет освобождения конвойных команд от охраны ряда мест заключения и судебных учреждений, изменения порядка "окарауливания" заключенных на внешних работах, ограничения доставки подследственных в органы прокуратуры, упорядочения этапных трактов, по которым осуществлялось конвоирование. В целях такого упорядочения совместным Приказом по милиции и конвойной страже войск ГПУ №146 от 8 мая 1923 г., подписанным временно исполнявшим обязанности начальника милиции Республики Ф.Н. Петровым и начальником штаба войск ГПУ Н.А. Ефимовым, задачи по конвоированию арестованных были разграничены. В соответствии с этим Приказом милиция должна была сопровождать последних от мест заключения до ближайших железнодорожных станций, пристаней, этапных трактов и обратно, а также по грунтовым дорогам вне пределов пунктов, предусмотренных планом движения этапных партий. Во всех остальных случаях конвоирование арестованных по железнодорожным и водным путям сообщения, грунтовым трактам по-прежнему возлагалось на конвойную стражу.
Несмотря на решение о замене конвойной стражи в деле "окарауливания" мест лишения свободы вольнонаемной военизированной охраной, конвойные части в 1923 г. продолжали, хоть и в значительно меньшем объеме, выполнять и эту задачу. В своей службе они руководствовались Уставом гарнизонной службы, Уставом конвойной службы 1922 г., Временным положением о конвойной страже ГПУ, Инструкцией об охране лагерей, директивами и распоряжениями ГУМЗ НКВД РСФСР и его Отдела конвойной стражи.

Наружное окарауливание мест лишения свободы имело свои особенности. Статья 501 Устава конвойной службы однозначно трактовала его именно как их охрану, т.е. как изоляцию от внешнего мира. За все происходящее внутри мест лишения свободы, в т.ч. и за побеги, произведенные путем длительной подготовки, личный состав назначаемых от конвойных частей караулов ответственности не нес. Но та же статья требовала от них содействия администрации мест лишения свободы в случаях открытых беспорядков среди тюремного населения. Поэтому ГУМЗ НКВД РСФСР периодически рассылало подведомственным ему учреждениям указания о необходимости улучшения взаимодействия караулов с администрацией мест лишения свободы. В этом отношении характерен направленный им начальникам губернских и областных управлений местами заключения Циркуляр от 20 июня 1923 г. №190 "О выполнении служебных обязанностей лицами караула". В нем ГУМЗ, обеспокоенное ростом числа побегов заключенных и приписывающее все их случаи "исключительно нерадению и нераспорядительности администрации", призывало начальников караулов и часовых к более тесному сотрудничеству с ней в деле повышения надежности охраны и вообще всего того, что "может нарушить нормальный ход дела". Внимательное прочтение этого документа позволяет увидеть за его строками внутриведомственные разногласия между ГУМЗ и Отделом конвойной стражи, за которым стоял штаб войск ГПУ.
Конвойная стража Союза ССР
В течение 1922 - 1923 гг. шли, по образному выражению В. Романовской, "собирание" пенитенциарных заведений и их реорганизация. Были упразднены лагеря принудительных работ, а концентрационные лагеря преобразованы в места лишения свободы общего типа. ГУМЗ прибрало к своим рукам и большую часть арестных домов при милиции, переименовав их в дома предварительного заключения. Но и "чекисты" сохранили за собой ряд мест заключения, в частности Холмогоро-Пертолинские концентрационные лагеря, которые осенью 1923 г. были переведены на Соловецкие острова.
Все эти места лишения свободы необходимо было не только заполнять уголовным и "классово чуждым" элементом, но и охранять их. В условиях дефицита средств и людей конвойной страже было не под силу выполнять такой объем задач. Поэтому охрану многих пенитенциарных заведений осуществляли военизированные формирования, набор в которые осуществлялся на добровольных началах. Нехватка добровольцев компенсировалась назначением в них лиц из числа самих заключенных. Понятно, что надежность такой охраны была крайне низкой. Поскольку и работники мест заключения в то время не отличались служебным рвением, то легко объяснить, почему побеги в 1922 - 1923 гг. стали обычным явлением. Их количество начало сокращаться лишь в 1924 г., когда наведением порядка в местах заключения вынуждены были заняться ВЦИК и СНК РСФСР. В июне 1924 г. ими был принят Декрет "О служащих в местах заключения", согласно которому эти служащие в отношении правил внутренней службы и дисциплины приравнивались "к лицам, несущим действительную военную службу". Постановлением тех же органов власти 25 марта 1925 г. был утвержден Устав о службе в местах заключения и перед НКВД РСФСР поставлена задача разработать инструкцию по его применению.
В октябре 1924 г. принимается Исправительно-трудовой кодекс РСФСР. Согласно ему персонал мест лишения свободы подразделялся на административный состав, надзор и стражу мест заключения (ст. 215 ИТК). Статья 68 ИТК-24 однозначно требовала, чтобы на внешние работы заключенные выводились "не иначе как в сопровождении конвоя". При этом число конвоиров должно было определяться либо соглашением "заведующего местом заключения с начальником конвойной команды", либо, при отсутствии такого соглашения, нормами Устава конвойной службы. Содержание этой статьи, равно как и названного выше Циркуляра ГУМЗ "О выполнении служебных обязанностей лицами караула", говорит о том, что подразделения корпуса конвойной стражи ГПУ, несмотря на некоторое сокращение в начале 1923 г. их численности, продолжали и в последующем выполнять задачу охраны части мест заключения. Поэтому утверждение авторов очерка "История строительства внутренних войск" о том, что в январе 1923 г. конвойная стража была освобождена от данного вида службы, является, по-видимому, не совсем точным.
Конвойная стража Союза ССР
Между тем в связи с образованием СССР конвойную стражу в 1924 г. ожидали новые изменения. После создания союзного государства функции НКВД РСФСР были разделены на две части, и те, что касались государственной безопасности, изъяты из ведения НКВД РСФСР. Они были переданы новому общесоюзному органу - Объединенному государственному политическому управлению при Совете Народных Комиссаров СССР (ОГПУ). В п. 8 принятого 15 ноября 1923 г. Президиумом ЦИК СССР Положения об ОГПУ и его органах указывалось, что в "непосредственном распоряжении Объединенного государственного политического управления состоят особые войска в количестве, установленном Советом Труда и Обороны Союза СССР, подчиненные во всех отношениях председателю Объединенного государственного политического управления или его заместителю". 
Таким образом, корпус конвойной стражи вместе со всеми другими войсками ГПУ НКВД РСФСР переходил к вновь созданному общесоюзному ведомству, на которое были возложены задачи обеспечения государственной безопасности. Однако служебная деятельность корпуса (конвойно-караульная; конвойно-карательная, специальная служба) в основном осуществлялась в рамках тех функций, которые оставались за НКВД РСФСР и НКВД других союзных республик. В ведении ГУМЗ НКВД, естественно, оставалось и управление местами заключения. "Красные конвоиры" вновь попали в двусмысленное положение двойной подчиненности двух соперничавших между собой ведомств. "Комиссариат внутренних дел, - читаем мы у И.И. Кизилова, - неоднократно ставил перед правительством вопрос о передаче корпуса конвойной стражи из ОГПУ в НКВД на том основании, что войска конвойной стражи обслуживали преимущественно места заключения". Целесообразность такого решения была очевидна. Против него не стало возражать и ОГПУ. 
8 февраля 1924 г. заместитель председателя ОГПУ В.Р. Менжинский и Главный инспектор войск ОГПУ Я.К. Ольский выразили готовность пойти на этот шаг. К нему их подталкивало и то обстоятельство, что в новых условиях конвойная стража превращалась для ОГПУ в "обузу" как в материальном, так и в организационно-административном отношении. 1 марта 1924 г. НКВД РСФСР запросил мнение Штаба РККА по этому вопросу и начал его проработку с наркоматами внутренних дел союзных республик. 29 марта в СТО СССР поступило ходатайство о передаче конвойной стражи из ОГПУ в НКВД. Инициатива в этом деле принадлежала начальнику ГУМЗ НКВД РСФСР Е.Г. Ширвиндту. Проект соответствующего постановления СТО СССР был подготовлен на заседании Малого Совнаркома РСФСР 29 мая 1924 г. Им предусматривался переход конвойных команд из ОГПУ в ведение НКВД союзных республик. Их укомплектование и снабжение отдавалось военному ведомству. Наркоматам внутренних дел назначался месячный срок для разработки соглашения и инструкций о порядке использования конвойной стражи на территориях союзных республик.
Конвойная стража Союза ССР
13 - 16 июня 1924 г. на совещании в Москве представители наркоматов внутренних дел обсудили новую ситуацию и пришли к соглашению о том, что конвойная стража впредь будет именоваться конвойной стражей СССР, а управляться из Москвы через начальника ГУМЗ НКВД РСФСР. 26 июня 1924 г. СТО СССР принял Постановление: "1. Конвойную стражу в составе 17 тысяч человек полностью передать из ОГПУ в НКВД союзных республик. 2. Обязанности по отношению к конвойной страже в отношении укомплектования личным составом, снабжения и довольствия возложить на Военвед". Руководствуясь этим Постановлением, РВС СССР, ОГПУ и НКВД РСФСР 14 июля 1924 г. издали совместный Приказ №919/253 о создании конвойной стражи СССР и возложении руководства ею на начальника ГУМЗ НКВД РСФСР, при котором сформировывалось Управление конвойной стражи СССР.
Нетрудно заметить, что этот Приказ противоречил духу создаваемой тогда новой государственности: общесоюзный институт - конвойная стража СССР со своим управлением - по решению двух общесоюзных и одного республиканского ведомства формально оказывался в подчинении одного из ведомств Наркомата внутренних дел одной их равноправных союзных республик. Двусмысленность положения была очевидна, но отреагировал на нее только Всеукраинский Центральный Исполнительный Комитет. В адрес СНК СССР им был направлен соответствующий протест, в котором приказ о создании конвойной стражи СССР был назван "неконституционным актом". 
Тогда учреждение "союзной" конвойной стражи было подтверждено Постановлением СТО СССР от 29 августа 1924 г. "О сформировании конвойной стражи СССР и об организации Центрального управления конвойной стражи в г. Москве". Окончательное законодательное оформление нового "вида войск" состоялось 30 октября 1925 г. В этот день было принято постановление ЦИК и СНК СССР "О конвойной страже Союза ССР". Согласно данному Постановлению создавалось Центральное управление конвойной стражи СССР (ЦУКС), подчиненное непосредственно СНК СССР. Его начальником (и начальником войск конвойной стражи) Постановлением СНК СССР от 19 января 1926 г., по согласованному представлению народных комиссаров союзных республик, назначался Е.Г. Ширвиндт, бывший начальником ГУМЗ НКВД РСФСР и уже более года фактически руководивший конвойной стражей на территории всей страны.
Выделение конвойной стражи в самостоятельный вид войск отразилось в ст. 2 Закона об обязательной военной службе, принятого ЦИК и СНК СССР 18 сентября 1925 г. Статья гласила: "В состав Красной Армии входят также части специального назначения: войска Объединенного государственного политического управления и конвойная стража Союза ССР".
Конвойная стража Союза ССР
Таким образом, в течение двух лет (1923 - 1925 гг.) конвойная стража несколько раз поменяла свой статус: из корпуса конвойной стражи ГПУ НКВД РСФСР она превратилась в корпус конвойной стражи ОГПУ при СНК СССР, затем - на непродолжительное время - в конвойную стражу СССР, руководимую начальником ГУМЗ НКВД РСФСР, и наконец, в конвойную стражу СССР - часть Красной Армии. Все эти превращения происходили с конвойной стражей как раз в тот период, когда в СССР в сфере военного строительства начались преобразования, получившие название военной реформы 1924 - 1925 гг. В состав созданной в январе 1924 г. для обследования армии комиссии во главе с секретарем ЦИК РКП(б) С.И. Гусевым вошел и И.С. Уншлихт, бывший в 1921 - 1923 гг. заместителем председателя ВЧК-ОГПУ, курировавшим их войска. Как известно, предложения комиссии были положены в основу программы военной реформы, распространенной не только на РККА, но и на части ОГПУ и конвойную стражу. Поэтому последнюю затронуло большинство проведенных мероприятий как организационного, так и содержательного характера. 
С. И. Чазов, исследовавший осуществление этой реформы во внутренних войсках, на наш взгляд, вполне справедливо к основным направлениям ее реализации в них отнес совершенствование организационной структуры и системы управления войсками, изменение способов комплектования и порядка прохождения службы военнослужащими, укрепление командных кадров и повышение их правового, материального и социального статуса, введение единоначалия, приведение в соответствие с новыми требованиями содержания боевой и политической подготовки личного состава и его воспитания, разработку и принятие новых уставов и наставлений, улучшение материально-технического обеспечения и вооружения частей и подразделений.
Среди наиболее существенных особенностей реформы в войсках ОГПУ и конвойной страже С.И. Чазов выделил сохранение кадрового и экстерриториального принципов комплектования, а это, по его мнению, было обусловлено их особым статусом и очевидным политическим характером деятельности. Соглашаясь с таким выводом, отметим, что в конвойной страже в 20-х годах все же предпринимались попытки создания территориальных формирований, но по вполне понятным причинам от них пришлось отказаться. Кроме того, в период реформы, а она практически продолжалась до 1928 г., численность конвойной стражи не только не сокращалась, но, наоборот, как и войск ОГПУ, постепенно росла.
Конвойная стража Союза ССР
К началу 1925 г. конвойная стража СССР насчитывала 15 тысяч человек и организационно состояла из 4 полков, 13 отдельных батальонов, 78 отдельных рот. Ее структура и дислокация в целом оставались такими же, какими сложились на конец того периода, в котором она входила в состав войск ОГПУ. Но переход конвойных частей в подчинение новому органу - Центральному управлению конвойной стражи СССР - вносил существенные изменения в руководство ими и контроль за их службой, поскольку с ним (переходом) они выводились из ведения промежуточных звеньев управления, каковыми для них являлись окружные штабы войск ОГПУ, и поступали в прямое подчинение Москве. В этом отношении представляет интерес приказ ВРИО начальника конвойной стражи СССР Л.Я. Корнблита от 7 августа 1924 г. "О задачах конвойных частей в связи с переходом конвойной стражи из состава войск ГПУ в ведение НКВД". 
В нем дается характеристика условий, в которые они ставятся "при новом их административном подчинении", и подчеркивается, что предоставление "отдельным конвойным частям большей самостоятельности с ликвидацией окружных органов возлагает на начальников частей еще большую ответственность, требует от них еще большего внимания ко всем деталям сложного конвойного дела и еще более заставляет их зорко и неустанно следить за тем, чтобы вверенные им части всегда были на высоте". Внимательное прочтение приказа позволяет увидеть за его строками озабоченность новой ситуацией в постановке "конвойного дела" и предчувствие очередной реорганизации конвойной стражи. Действительно, постановление ЦИК и СНК СССР от 30 октября 1925 г. очень скоро повлекло за собой последнюю. С учреждением Центрального управления конвойной стражи СССР (ЦУКС) в его составе было создано 6 отделов (командно-строевой, специальной службы, подготовки, мобилизационный, снабжения, финансовый) и Политическая инспекция - орган, действующий на правах отдела Политического управления Красной Армии.


Организационно подчиненные Управлению войска были приведены в соответствие с принципами построения войск Красной Армии - взвод, рота, батальон, полк - и сведены в две дивизии и шесть отдельных бригад, включивших шесть полков, двадцать один отдельный батальон, два отдельных взвода и школу младшего начальствующего состава. Они были расположены на территории всех 5 входивших тогда в СССР союзных республик. Управления дивизий размещались в Москве и Харькове, бригад - в Ленинграде, Самаре, Новосибирске, Ростове-на-Дону, Ташкенте и Тифлисе. Полки, входившие в состав дивизий и двух отдельных бригад, дислоцировались в Москве (1-й полк), Ленинграде (2-й полк), Харькове (3-й полк), Киеве (4-й полк), Минске (5-й полк) и Свердловске (6-й полк). Общая численность конвойных войск составила 14802 человека.
Конвойная стража Союза ССР
Зафиксированное в законе об обязательной военной службе от 18 сентября 1925 г. возвращение конвойной стражи в "лоно" Красной Армии вкупе с Постановлением ЦИК и СНК СССР от 30 октября 1925 г. обязывало теперь уже Народный комиссариат по военным и морским делам заботиться об укомплектовании конвойных частей и их снабжении всеми видами довольствия. Назначение в эти части командиров и комиссаров стал осуществлять Реввоенсовет СССР. В основу повседневной деятельности конвойной стражи были положены воинские уставы. Усилению в ней военных начал послужил целый ряд принятых в 1926 - 1927 годах документов: Положение об управлении дивизии и отдельной бригады конвойных войск, Положение об инспектировании войск конвойной стражи СССР, Положение об инспекции войск конвойной стражи СССР на Украине, 2-летняя программа обучения красноармейца войск конвойной стражи СССР и др.. 
В 1926 году в послужных документах Н.И. Лукьянова появляется ещё одна запись об увольнении с военной службы - на сей раз окончательно и бесповоротно. С формулировкой: «По предельному возрасту». Отставной военспец поселился в Ленинграде, Получая минимальную пенсию от советской власти, занимал каморку в коммунальной квартире площадью девять квадратных метров - не больше камеры-одиночки. На лучшее рассчитывать человеку с непролетарской родословной не приходилось.
Логическим завершением нормотворчества, направленного на обеспечение дальнейшей военизации войск, стало введение в действие 3 сентября 1928 г. Приказом ВКС №143 Временного устава конвойной службы войск Конвойной стражи. В его 2-й статье прямо оговаривалось, что в выполнении "специальной конвойно-карательной службы войска конвойной стражи руководствуются настоящим уставом, во всех же остальных отношениях, как входящие в состав РККА, руководствуются соответствующими уставами РККА".
Временный устав службы конвойной стражи 1928 г. разрабатывался около 4 лет и состоял из 5 разделов. В отличие от Устава конвойной службы 1922 г. он содержал почти в три раза меньше статей (200), а также включал указания по организации политической работы. Кроме того, в нем традиционные для конвойной службы термины "этап", "этапные помещения", "партии заключенных" и другие были заменены на новые: "маршрут", "специальные помещения", "маршрутные партии" и т. д. Модернизация "понятийного аппарата" в данном случае имела свой особый смысл. Отказ в конвойной практике от одиозно-тюремных терминов и введение новых, более современных как бы символизировали переход конвойной стражи в новое качество. Общесоюзный статус, вхождение в РККА, выход непосредственно на СНК СССР свидетельствовали о том значении, которое придавалось руководством страны ее службе, и некоторых видах на ее будущее. Определение этой службы в новом Уставе как конвойно-карательной в преддверии грядущих в скором времени перемен во внутренней политике государства позволяло делать соответствующие прогнозы. В том же сентябре 1928 г. был утвержден расчет на 4855 человека добавочной численности для наружной охраны 253 мест заключения РСФСР. Набор в их надзорсостав и наружную охрану должен был производиться за счет красноармейцев частей конвойной стражи, заканчивавших действительную военную службу. Численность же самих войск конвойной стражи была доведена до 18,5 тысячи человек. Конвойные части и их подразделения дислоцировались в 167 городах и населенных пунктах страны.
Конвойная стража Союза ССР
Таким образом, за годы военной реформы в войсках конвойной стражи произошли существенные изменения. Войдя в состав Красной Армии, они вместе с ней окрепли организационно, получили новую систему управления, выросли не только численно, но и в качественном отношении. В октябре 1928 г. состоялось совещание комсостава конвойной стражи. Выступая на нем, Е.Г. Ширвиндт, ее начальник, с удовлетворением подвел итоги периода реорганизации и отметил, что дальнейшее "проведение отчетливой военной структуры в частях конвойной стражи диктует отказ от мелких конвойных единиц". Эта фраза Евсея Густавовича убедительно свидетельствовала о направлении, по которому должно было идти их последующие развитие.
Однако необходимо заметить, что десятилетнее пребывание конвойных формирований в составе РККА (1924 - 1934 гг.) историками-специалистами оценивается по-разному. Так, по мнению В.Ф. Некрасова, этот период положительно сказался на укреплении и совершенствовании конвойных войск, но отдалил их от органов внутренних дел. Такой же точки зрения придерживается и С.Н. Рожнов. С.И. Чазов на основании своего исследования сделал вывод о том, что "это изменение, происшедшее с войсками конвойной стражи в годы военной реформы, не сыграло в полной мере положительной роли, ибо отрыв конвойной стражи от ОГПУ... несколько замедлил ее развитие, особенно в вопросах боевой подготовки и обучения личного состава, вновь создал параллельность в управлении сходными видами внутренних войск".
По нашему мнению, при оценке последствий реформы для конвойных частей следует учитывать ряд обстоятельств, обусловленных внутриполитической обстановкой в стране в тот период, когда принимались решения о придании конвойной страже общесоюзного статуса и ее последующих преобразованиях. Во-первых, с учреждением ОГПУ она стала ему не нужна. Это общесоюзное ведомство, выросшее из ВЧК, сохранило за собой ряд ее мест заключения и имело собственные караульные дивизионы для их охраны и конвоирования арестованных противников советской власти. Поэтому ОГПУ, правда, не без раздумий, согласилось отдать конвойную стражу. С другой стороны, сама конвойная стража вряд ли многое теряла, расставаясь с таким своим покровителем. Поэтому сожаления С.И. Чазова об ее отрыве от ОГПУ справедливы, возможно, только в том плане, что он (отрыв) несколько убавил одержимость в воспитании у конвоиров "классового чутья".
Конвойная стража Союза ССР
Во-вторых, намеченная было Малым Совнаркомом РСФСР "раздача" конвойной стражи народным комиссариатам внутренних дел союзных республик хоть и была формально конституционной, но явно непродуманной. Она влекла за собой межведомственные трения и "не вписывалась" в процесс создания фактически унитарного государства. Даже при реализации данного проекта тогдашние НКВД союзных республик недолго бы ведали конвойной стражей, поскольку они в том их виде и с теми полномочиями препятствовали упрочению такого государства и в декабре 1930 г. были ликвидированы. Поэтому отдаление конвойной стражи от органов внутренних дел в данном случае можно рассматривать как заблаговременную меру политического характера.
В-третьих, возвращение конвойной стражи под эгиду Красной Армии после образования СССР и отказа от нее ОГПУ было предопределено соответствующей традицией. В дореволюционной России конвойные команды со дня своего образования более ста лет числились за Военным ведомством. Оно же реорганизовывало и опекало их в первые годы советской власти. Кроме того, милитаризованное революцией и гражданской войной мышление большевистских руководителей однозначно ориентировало их на военную организацию и военно-административные методы управления, как на наиболее оптимальные, а следовательно, и универсальные. Общее направление развития конвойной стражи и ее многочисленные реорганизации как раз и являются частным, но убедительным тому подтверждением. Показательным в этом отношении стал 1930 г. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 2 сентября 1930 г. №43/293 конвойная стража СССР была переименована в конвойные войска СССР, а ее Центральное управление - в Центральное управление конвойных войск СССР. 
Новым законом об обязательной военной службе, принятым ЦИК и СНК СССР 13 августа 1930 г., вновь было подтверждено, что в состав Рабоче-Крестьянской Красной Армии входят войска специального назначения - войска ОГПУ и конвойные войска. Общая численность последних к этому времени возросла до 20 тысяч человек. С 1 октября 1930 г. были введены новые штаты конвойных частей и управлений. Если конвойная стража состояла из двух дивизий и шести бригад, то конвойные войска - из четырех дивизий и четырех бригад. Управления двух новых дивизий были развернуты в Самаре и Новосибирске.
В 1929 г. конвойные войска (тогда еще конвойная стража) получили для повседневного руководства новый нормативный акт - Наставление по конвойной службе. В нем, в развитие и дополнение основных положений Временного устава 1928 г., подробно, с учетом накопленного за предшествующие годы опыта рассматривался порядок сопровождения "маршрутных партий", конвоирования лиц, содержащихся под стражей, железнодорожным, водным и автомобильным транспортом, окарауливание мест лишения свободы, взаимодействие с их администрацией.
Конвойная стража Союза ССР
Временный устав конвойной службы войск конвойной стражи СССР 1928 г. и соответствующее Наставление 1929 г. стали теми основополагающими нормативными документами, руководствуясь которыми конвойные войска осуществляли выполнение своих задач в течение целого десятилетия - вплоть до осени 1939 г., когда новая обстановка, обусловленная изменившимися внешними и внутренними реалиями, потребовала их пересмотра. Поскольку именно на это десятилетие пришлись годы "большого террора", а следовательно, и наибольшей в довоенном периоде нагрузки на конвойные части, можно сделать вывод о том, что названные Устав и Наставление оказались весьма своевременными и удачными. Они органически дополнили поток тех псевдоправовых актов и нормативных документов, которые специально разрабатывались под политику массовых репрессий.

  • ruppel
  • 21 апреля 2017 10:46
Кому интересны вертухаи?
Цитата: ruppel
Кому интересны вертухаи?

Эти вертухаи так же участвовали в войне с немцами.
Архипелаг ГУЛАГ читайте. Участвовали... в заградотрядах? Хуже нацистов.
Это информационно - развлекательный сайт. Зачем гнать узко- специализированные темы с сухой статистикой? Вы сюда пришли тупо деньжат закосить, пользуясь поддержкой подписчиков в ВК? Это не на пользу сайта. Изучите правила сайта и старайтесь придерживаться формата. Такие хитрожопые, вычисляются на раз-два...
Думаем над обновлением:
Если общий рейтинг пользователя отрицательный то у него не будет возможности добавлять новости. В таком случае посетители сами будут решать чьи новости интересные а кому лучше не добавлять материал.
Мне здесь прикольно) Я читаю интересное, и меня аж прет поделиться)) не прибыли ради ))) ну если на пиво заработаю, и то хорошо. Сайт замечательный, без "БЭ" :)
Цитата: alexey4664
Архипелаг ГУЛАГ читайте. Участвовали... в заградотрядах? Хуже нацистов.

А может лучше почитать книги, написанные профессионалами и основанные на архивных документах.
Та да,
Цитата: ivanshmelkov
Цитата: alexey4664
Архипелаг ГУЛАГ читайте. Участвовали... в заградотрядах? Хуже нацистов.

А может лучше почитать книги, написанные профессионалами и основанные на архивных документах.

Та да, я читал документы о реабилитации моего отца, который освобождал пол Европы, и который после войны 20 лет лагерей по 58 статье получил. Колыма и Индигирка. Не тебе меня мальчик учить.
Бгггг - минусить мои посты - глупо и бессмысленно ))
Сделали обновление:
Теперь при отрицательном рейтинге пользователь не сможет добавлять новости. Позже добавим информацию по рейтингу на страницу профиля.

Общий рейтинг пользователя состоит из рейтинга новостей и рейтинга комментариев.
Цитата: alexey4664
Та да,
Цитата: ivanshmelkov
Цитата: alexey4664
Архипелаг ГУЛАГ читайте. Участвовали... в заградотрядах? Хуже нацистов.

А может лучше почитать книги, написанные профессионалами и основанные на архивных документах.

Та да, я читал документы о реабилитации моего отца, который освобождал пол Европы, и который после войны 20 лет лагерей по 58 статье получил. Колыма и Индигирка. Не тебе меня мальчик учить.

Так при чем тут загрядотряды,или батя полЕвропы рот комуняк в схроне освобождал?Или как Солженицын перед наступлением решил на зону заехать?Ибо на фронте 20 не давали.И давайте без хамства!
Да и кому твои посты нужны?Сиди на пиво зарабатывай.
Имя:*
Комментарий:
b
i
u
s
|
left
center
right
|
emo
img
color
|
hide
quote
translit
youtube

 
 
 
Мы первый развлекательный портал который платит за новости. Для поддержания портала и пользователей, отключите пожалуйста Adblock.
X