Авторизация
 
+1

73 градуса ниже Экватора

Теги: север, экспедиция, жж, alekseyt

Сейчас я лежу в мягкой теплой постели в горном приюте на Иремеле. Мы с Ильей гоняли полдня на снегоходе и обсуждали всякую фигню и не очень. Мы ездили в ущелье Ларкина и завтра будет штурмовать Иремель. И сейчас, отогревшись в теплой постели после снежного дня, я думаю, что готов рассказать вам, о самом экстремальном в моей жизни, о самом сложном и эмоциональном, однозначно ярком, путешествии в моей жизни.
Сейчас, спустя время, тысячи раз просмотрев фотографии, когда во мне улеглись плохие эмоции, и остались лишь хорошие, наверное я готов поведать вам, о пути через Северный Ледовитый океан.
Может быть кто то , скажет, что да бог с вами, что за чушь, какой океан… так, краем зацепили море Лаптевых…. Но мне все равно. Я точно знаю, что произошло тогда.
Тогда, я стоял на краю земли. Снова, с другой стороны, но опять на краю. Дальше была только вода на тысячи километров. Лед, на тысячи километров. Это нельзя забыть. Даже не потому, что это круто. Потому что я знаю, как я здесь очутился.

Все началось даже не в Уфе. В Красноярске. Посмотрите на эти полированные бока, на блеск капота. По ним уже прошелся песок Азии, Тибет, Гималаев, снег Севера. Но они еще блестят. Все изменится через месяц. Они больше не будут блестеть. Арки отвалятся. Ему стоило это львиную долю здоровья. Я не знал, что будет так.

Как так? Бесчисленные тысячи диких зимников. Лед, наледи. Он подрос. На своих мощных колесах, он вез меня, тащил прицеп к самому краю. Мы заводились в -40, скрипели на кочках, но мы ехали.

Я жил с ним. Каждый из нас жил со своим другом. Они хранили нас на протяжении тысяч километров там, где нет дорог и только бесконечный холод.

Тысячи километров снега. Льда. Усилий и напряжений. Стойкости.
Там, где заканчивается земля. Там, где живет пять сотен человек. Где прошли лишь двести лет назад.

Прончищев. Дежнев. Вилькицкий. Фамилии, которые взрывают мозг. Их мыслями, их идеями, их следами.

Холодно. Холодно. И еще раз холодно. К океану. На Тикси. С запада. Через торосы.

Спать, когда под тобой плывут атомные подводные лодки. И ты об этом не знаешь.

Когда Северное сияние как лампочка в туалете, не дает спать.

73 ГРАДУСА НИЖЕ ЭКВАТОРА.
Арктическая автомобильная экспедиция.

Я знал, что Патриот просто так вряд ли сможет. 33" было минимум. Аркадий отдал свою 33-ю Йоку, и ребята довольно споро срезали мне часть арки и впихнули их в машину. Попутно воткнули ижевскую блокировку, на которую возлагалась львиная доля надежд. Все таки три к четырем это не два на четыре. Ну и всякое , что кажется уже обыденным, вроде утеплений салона, допоборудования.. Автономные обогреватели, спутниковые антенны. Типа все по-взрослому.

Я гнал в одиночку на Красноярск. Именно там меня ждали остальные члены команды, друзья, товарищи. Сема с Разгромом на Патруле шли аж через Саратов, чтобы забрать спонсорскую еду в виде замороженных полуфабрикатов. Аркадий отправил машину автовозом и она уже была в Красноярске. Мы с Семой встретились под Новосибом, где они забрали командную одежду. Я с самого Кургана тащил знаменитый прицеп, в котором поедет топливо и еда, и который потом безвестно сгинет в бескрайней тундре. Час Х был все ближе.

Мы влетели в Красноярск к обеду. Сполоснули машины, и поехали искать Мишу, у которого лежали мои 33-и колеса. Миша Бочкарев с ребятами оказали просто бездну помощи. Пустили нас все в теплый гараж, где мы оклеились наклейками, поменяли мне рессоры. С рессорами, как потом выясниться был полный залет. Их купили у местного дилера УАЗ, и через месяц они начнут крошиться в полный рост. Никогда не покупайте рессоры Челябинского гребанного комбината.

И вот, утром четвертого марта, спустя четыре дня доездингов и сборов, мы тронулись колонной из трез автомобилей в сторону Братска. Нас ждал отличный зимник и начало приключений.

Сейчас я уже не помню как мы добрались до Братска. Это был буквально день или два, по неплохому зимнику. Ааа, и мы даже ночевали в каком то клоповнике на вьезде в город. А вот вы наверное даже и не знаете, что я очень долгое время в детстве, жил в таежном поселке рядом с Братском. Как сейчас помню, что это был какой то недосягаемый районный центр. И вот я в нем. Всего в паре сотен от поселка. До сих пор помню раздирающие меня чувства, отстать от экспедиции и сгонять туда ну хотя бы на пару часов. …

Но, дела и сборы. МЫ ищем магазин запчастей на УАЗ, чтобы купить какую то мелочевку, что у меня не хватает. Пытаемся помытсья в единственной мойке на весь город. Я бегу в аптеку, покупаю нехватающие лекарства. Ребята моются в еще какой то найденной автомойке.



А потом, за Братской ГЭС как то неожиданно кончился Братск.

А дальше мы гоним на Усть-Кут. Мы немного поторапливаемся, потому что до Мирного больше тысячи, а через два дня туда прилетают наши штурмана, Рома к Аркадию и Сергей ко мне.

Зимник на Усть-Кут отличен. Не помню, чтобы он чем то запомнился. Но тем временем Усть-Кут, и мы дошли за день.

Усть-Кут запомнился грязью. Черной угольной пылью, которая покрывает весь город. Дороги, дома и снег. Все черное. Машины превратились в грязное нечто еще на подходе, и вновь находим в городе единственную мойку.

Мы попытались перекусить в городе, но как то не заладилось, и решили , что поедим уже когда выйдем на зимник на Мирный, перед тем как встать на ночевку.

На выезде современная заправка Роснефть, где мы заливаемся по серьезному. До Мирного больше не будет заправок и населенных пунктов, кроме небольших пикетов дорожных служб, а соответственно, это первые 1100 км автономии. Я заливаю полные баки, и пару канистр на всякий случай. Теперь у меня 240 литров.

Тоёта и Патруль долго заливают плоские канистры, а я с тревогой смотрю на огромный трейлер, с какой-то космической сигарой – все мы понимаем, что его надо обогнать сейчас, потому что потом на зимнике это можно делать пол-дня.

Ночевали на зимнике. Откатили немного, и чего то поев встали. Завтра все будет по-другому, начнутся будни перегонов. Нужно выспаться.


Мы входим в Якутию.

Первое время идем по отличной дороге.

Но чем дальше, тем я понимаю, что вот , началось. Зимник сужается. Постепенно отсыпанный грейдер уходит, и начинается как попало. К обеду мы встаем в небольшой пробке. Не могут подняться две фуры с Мирного, мы все стоим.

Зимник – это не просто накатанная по морозу дорога. Это целая жизнь. Идут фуры, едут куда то местные жители, катят издалека и по делам. Все знают, жизнь зимника коротка, через месяц он "упадет", и путь исчезнет. Поэтому все торопятся. По слухам, что мы собираем с дальнобоев, в некоторых местах от тепла, он уже поплыл. Наледи на Медвежьем ключе говорят. На нас смотрят с улыбкой, но говорят, что вы то точно пройдете.

Почему улыбаются? Мы чужие для них. Туристы. Все понимают, что люди просто бесятся с жиру. Захотелось москвичам покататься… Меня , кстати, довольно быстро записали в москвичи, и я скоро понял, что бесполезно объяснять, что я из Уфы. Да и не надо это никому. Потому что для них нет разницы откуда ты, из Москвы или Уфы. Для них это одинаково. Есть здесь, зимник , и есть там, где то в России.

Проскочили до пикета, встали на обед. Мы все решили, что война войной, но мы будем жить по распорядку. С часа до двух – сто процентов обед. Никакого бардака. Под обед решили приспособить прицеп, оказалось очень удобно. Он и закрыт со всех сторон, и места много, и все складировать там.

И снова зимник. Движения много. Основной груз, как говорят, да и мы и сами видим, это топливо. Также много везут пром и хоз товаров.

Снова пикет. Пикет – это островок жизни на зимнике. Здесь есть трактор, кафе, большая вычищенная поляна. Здесь спят, отдыхают, чинятся, пьют, если зимник не проезжаем. На нас все глазеют.


Иногда спрашивают, куда идем. Когда говорим, что на Тикси, Юрюнг-Хая, мало кто понимает. Да оно и понятно. Зачем дальнобойщику знать где это, тем более то, что находится за 3000 км отсюда и куда нет дорог… Некоторые, кто понимает о чем идет речь, удивляются, и начинают смотреть по другому.

Мне нравятся эти фото. Здесь уазик весь такой блестящий, красивый. На больших колесах, которые ему идут. Я наслаждаюсь тем, что можно просто катить, ведь скоро все измениться.

Но зимник на Мирный выматавыющ. Как и все зимники он уже давно неровный. Как морские волны. Туда сюда, туда сюда…. Вверх вниз. Вверх вниз. Мне с прицепом напряжнее, чем другим. Он подталкивает на перевалах кочек и выкидывает машину в заносах. Постоянно приходится разъезжаться с фурами. К вечеру устаешь.

Первый полноценный день на зимнике подходил к концу. Мы прошли уже под 300 км, и стали вставать на ночевку. Я нашел отличную поляну, за очередным пикетом и стал вкорячиваться туда. Опять же, из-за прицепа сложновато и в этом - абы куда не заедешь, по сугробам с прицепом не легко.

В итоге я устаканился, и подъехали остальные. Пока ребята варили есть в прицепе, я попытался настроить спутниковый интернет собственной конструкции, которая была установлена еще дома, но опробовать я так и не успел. Я развернул антенну, провозился на морозе с полчаса, но сигнала не было. Разгром, как опытный бауманец, помогал мне, но как мы не крутили, сигнала не было.

Потом я немного переехал отцепившись от прицепа, мы подумали, что может быть из-за того, что тарелка смотрит в лес, но как не крутили и не пробовали, все было никак. К тому же программа на айфоне, что я установил для настройки, показывала, что антенну надо было направлять прямо в землю, а там был лес, да и еще и какое то старое кладбище оказалось. Короче мы плюнули на все , и посидев еще немного у стола, разошлись спать. И я второй раз включил "фен"- автономный отопитель Ебершпехер. Первую ночь мне понравилось, мы спали прям на дороге под Усть-Кутом, в машине было тепло, спокойно, и крайне малый расход бензина.

Сделав еще фото ночного зимника завалился спать.

Я проснулся от странного ощущения. Время было, кажется часа три- четыре ночи. В рту и в горле стояла сильная горечь и очень хотелось пить. Я подумал, что странно, мы с вечера выпили по стаканчику виски, а меня так колбасит. Попытался попить , но рука не поднялась и я не смог дотянуться до бутылки…
Аа, ладно, подумал я … Утром разберусь. Голова просто проваливалась куда то и дико болела. Сейчас, спустя год, я отчетливо помню, как хотелось забиться в спальник и закрыть глаза, провалиться в забытье. Последняя мелькнувшая мысль в голове "Леш, ты чего, ты же угорел…… "
В книгах обычно пишут, что "мысль током пронзила его". Но ток был слабый и не пронзил. С каким-то неимоверным усилием я попытался поднять руку и не смог. Тогда я пополз к рулю. Два метра внутри машины я полз вечность. Не было ни страха, ни паники, просто одна мысль, что вот так глупо помер… Я, прямо чувствовал, что не доползу.
Я кое-как дотянулся до кнопки стеклоподъемника. Открыл. Свалился на переднее сидение и сильно ударился. Высунул голову в окно. Стало еще хуже. Вокруг машины стоял какой-то смрад. Я понял, что сам не выберусь, дотянулся о рации и спокойно сказал
- Ребят, у меня проблема, я угорел. Помогите.
Еще помню, что прямо на скорости завел машину, чтобы она скатилась с этого места.

(с) alekseyt


Имя:*
Комментарий:
b
i
u
s
|
left
center
right
|
emo
img
color
|
hide
quote
translit
youtube
 
 
 
Мы первый развлекательный портал который платит за новости. Для поддержания портала и пользователей, отключите пожалуйста Adblock.
X