Авторизация
 
0

Хвост удачи

Теги: 90-е, Машина, Торговля

В первой половине девяностых в небольшом областном центре было тоскливо. Стремительно богатели те, кто поймал свою удачу за хвост и так же стремительно беднели все прочие. Заводы останавливались, зато неимоверно разросся рынок на окраине города.

Двум друзьям Сергею и Виталику надоело находиться среди «прочих», и они тоже решили половить хвост вертлявой удачи.



- Нужно придумать что-то своё, - жадно рассматривая «развалы» с яркими турецкими шмотками, говорил Сергей. – На тряпках много не заработаешь, продавцов полно, да и стригут их все, кому не лень. Нужна оригинальная идея.

Идея пришла летом. Сергей как раз окончил первый курс института, начались каникулы, друзья болтались по городу и увидели на рынке старушку с огромной корзиной лисичек.

- Бабка, по чём грибы? – в шутку спросил Виталик.

Старушка ответила. Вся корзина стоила какие-то копейки. Бабушку пожалели, лисички купили, приволокли домой. А там как раз гостил отцовский приятель из соседней Литвы.

- О, лисички! – обрадовался он. – Слушайте, а можно мне половину? У нас они дорогие, зараза, а я очень грибы люблю.



Друзья переглянулись. Бизнес-план созрел мгновенно.



Выпросили у отца старый «жигулёнок» и рванули по белорусским деревням. Скупали у старушек лисички по две марки за кило. Набрав полную машину, пересекали пока ещё прозрачную белорусско-литовскую границу по лесным дорогам и продавали на другой стороне уже по пять марок за кило. Бизнес налаживался. Уже через две недели приезжали в деревню, становились в центре, сигналили – и со всех сторон спешили старушки с полными корзинами. Литовцы брали по фиксированной цене, не торговались.

- Иногда за рейс выгадывали по 100-150 марок, - рассказывал мне Сергей. – По тем временам – огромные деньги. Вот только бывало – пока наездишься по деревням, лисички подсохнут, в весе потеряют. Брали корзину в десять кило – привозим девять с половиной. Обидно было. Деньги в воздух ушли.



К концу грибного сезона Сергей купил себе мечту – подержанную девятку, оделся во всё модное, да и семью подкармливал.

Учёба прошла в лихорадочном ожидании нового сезона. А летом друзей ожидала неприятность. За год литовские пограничники сообразили, что в лесу полно контрабандных дорог, и начали методично перекрывать их. Ехали Сергей с Виталиком с очередным грузом лисичек – а навстречу суровые воины с автоматами. Хорошо хоть договорились, за малую мзду отпустили и груз не конфисковали.

Но что теперь с бизнесом-то делать?



Придумали. Нашли в приграничной деревеньке деда Ваньку. Дед был весёлый, пьющий, потомственный контрабандист и браконьер. В советское время Ванька отсидел лет пять, с тех пор питал ко всякой власти стойкое отвращение. Друзья привозили ему машину лисичек и две буханки хлеба. Перегружали грибы на дедову телегу и уже на этой телеге по лесу везли груз одному Ваньке известными тропами на «ту» сторону.

Доходность предприятия резко упала. Телега была медленнее, груза брала меньше. Да и от деда зависели. Запил он в самый сезон на неделю – потеряли доход. Надо придумывать что-то другое.



Решили копить на новую машину. Под это дело Сергей даже осенью на учёбу не пошёл. «Ходили» через границу пока в лесах хоть одна лисичка оставалась. Чуть не отчислили, зато собрали нужную сумму. В ноябре Сергей собрал всю наличность, одолжил у родителей и друзей сколько дали и поехал в Польшу. Нашёл там неплохой Фольксваген, перегнал его, продал на гродненском рынке в первый же день. Машину оценили, рвали вместе с руками.

Снова одолжили, поехали уже вдвоём, привезли два автомобиля. Продали. Бизнес пошёл в гору. Мотались в Польшу, Германию. Машины сбывали в Беларуси. Сергею грозило отчисление, но помог случай.



В их группе на машинах в институт приезжали только двое. Староста – мажор, сын владельца ресторана и Сергей. Один из преподавателей Никита Михайлович, увидел его автомобиль, поинтересовался – откуда, мол? Сергей скрывать не стал. Возим, продаём.

Препод пристал – возьмите меня с собой. Куда деваться - взяли третьего. Тот пригнал себе хорошую «Шкоду», а через неделю привёл двух приятелей, тоже преподавателей вуза. Пригнали машины и им. С тех пор у Сергей в институте была крыша. «Михалыч» закрывал все вопросы с пропусками и не сданным вовремя зачётами. За это его периодически брали с собой, на «ту» сторону.



Через год нашли постоянного покупателя. Стояли на рынке с очередным автомобилем, подошёл мужик ненамного старше Сергея.

- Возите?

- Возим.

- А под заказ вот такую машину можете?

- Можем.

- Пригоните на следующей неделе?

Сергей с Виталиком переглянулись.

- Пригоним.

Пригнали. Покупатель назвался Женей, рассказал, что он откуда-то из-под Оренбурга, живёт почти у казахской границы, покупает в Беларуси машины и гонит их к себе. Договорились на новую покупку. Привезли. Женя притащил целый список автомобилей. Работать с оренбуржцем оказалось выгодно. Платил хорошо, не жадничал.



Начались проблемы с растаможкой автомобилей. Рассказывая мне про этот период, Сергей ушёл в какие-то юридические дебри, я их не понял, поэтому углубляться не буду. Короче, автомобили стало невыгодно возить напрямую, поэтому их гнали сначала в Литву, там меняли номера на литовские, а уже оттуда везли в Беларусь.



Однажды пригнали Жене два почти новых немецких Мерседеса, а тот предложил:

- Слушайте, я тут неплохой вариант на рынке нашёл, но сразу на трёх машинах сами понимаете, не уеду. Должен был приятель подъехать, помочь, но позвонил – что-то у него не получается. Перегоните мне машины в Оренбург. С меня – приличная сумма, бензин и кормёжка. Да и дома погуляем.



Ехать было страшно. Территория чужая, дикая, неизвестная. По слухам там творилось страшное. Но поехали. Спали прямо в машинах, не выключая двигателей, в самых людных местах, урывками, по два-три часа. После Волги дороги стали совсем плохими, скорость упала. Измучились, но доехали. Женя не обманул, заплатил как обещал, повозил по окрестностям, показал какие-то лыжные курорты, поводил по ресторанам. Дом у него был огромный, перед домом – целая парковка. Мерседесы, Фольксвагены, Шкоды. По улице идёт – все с ним здороваются. Уважаемый человек. Можно работать.



Начали гонять машины сразу в Россию. Зарабатывали хорошо. И вот, казалось бы, удача поймана за хвост. Но всё мать портит. Каждый раз, провожая Сергея, плачет она, как по покойнику. Если бы не отец – поперёк порога бы легла, не пустила. По телевизору в новостях – сплошные перестрелки, бандиты, взрывы.



Учёба Сергея подходила к концу. Весной пригнали они в Беларусь для Жени большой заказ – два Фольксвагена, каждый по шесть тысяч. На этот раз в Россию ехать не нужно было. Женя обещал покупателей прямо в их город привезти.

Привёз. Встретили на железнодорожном вокзале оренбуржца и двух вдребезги пьяных мужиков. Мужики мрачно мычали, да и Женя был невесел.

- Что случилось? – насторожился Виталик.

- Да развели их в Москве, - плюнул Женя. – Говорил, надо на месте всё менять.

Оказалось, что покупатели не поменяли российские рубли на доллары сразу в Оренбурге, услышали, что в Москве курс выгоднее, довезли их до столицы. В Москве подошли к обменнику. Только достали деньги – ниоткуда появился шустрый мужичок.

- Меняете? А у меня курс лучше. Пошли со мной.

Женя начал покупателей отговаривать, но у тех от жадности мозг отказал. Зашли за угол. Достали пачки долларов. За две машины – двенадцать тысяч. По тем временам астрономическая сумма. Мужичок при клиентах пачки открыл, показал, что всё честно. Достали российские рубли, отдали меняле. Только протянули руки за долларами, как вдруг грозный окрик:

- Что это тут у вас?!

И за спинами – наряд ППС. Мужичок торопливо пачки в сумку закинул, доллары в карманы клиентам засунул – и бежать. А клиенты бежать в другую сторону, к вокзалу. Ушли от правопорядка, полезли пачки проверять. Вроде бы все на месте. Открыли одну. А там сверху сотня, под ней ещё одна, а дальше – бумага резаная. Кукла. Классический развод и менты купленные. Когда меняла настоящие пачки куклами подменить успел – даже не заметили.

Сели в поезд «Москва-Гродно» и всю дорогу пили.



- Что же теперь делать? – растерялся Сергей.

- Деньги у этих дураков есть, - похлопал его по плечу Женя. – Предлагаем такую схему. Гоните машины в Оренбургскую область, там, на месте она вам деньги находят, платят. А за перегон, я как обычно доплачу.

Что делать – согласились. Опять не спали, опять тряслись по ночам от страха, опять выбирались по жуткому уральскому бездорожью. Добрались. А пока ехали – в законодательстве опять что-то поменялось. Я не буду сочинять, я опять ничего в рассказе Сергея не понял.

Смысл в том, что весь женин автопарк застрял из-за новой растаможки. Приходят к Жене люди, требуют автомобили, автомобили есть, а отдать он их не может. Бегает по всем знакомым начальникам ГАИ, пытается серую схему провернуть. Сергей с Виталиком ждут деньги. Женя их кормит, по ресторанам водит, но долг не отдаёт. Неделя проходит, вторая. Мать Сергея рыдает, когда тот домой звонит, да и экзамены пора сдавать. Михалыч заявил категорично:

- Не приедешь – хана твоему диплому, тут даже я не помогу.

Надо ехать. Держался Сергей до последнего. На этой почве они с Виталиком даже поссорились слегка. Друг боялся оставаться один.



- Да он меня тут прикопает – и с концами. Не найдёшь потом.

Разговор был тяжёлый. Впервые за много лет дружба дала трещину.

Уехал.

Ещё через две недели звонит Виталик, голос дрожит. К Жене ночью приходили бандиты, нанятые одним из покупателей. Хозяина избили, забрали самый дорогой «Мерседес» и одну из машин белорусов.

- Что делать, Серёга? – чуть не плачет Виталик. – Женя говорит, что раз машину не продали, то и деньги не отдаст.

- Беги, - ответил Сергей. – Хрен с ними, с деньгами. Жизнь дороже. Беги.

Ночью Виталик тихонько выбрался из постели, побросал в сумку документы, кое-что из одежды, выбрался на двор. Под ногами предательски скрипнула доска крыльца. Из конуры, бренча цепью выбрался огромный хозяйский волкодав.

- Полкан, Полкашенька, - Виталик потянулся к мохнатой башке. – Только молчи, только молчи, Христа ради. Не гавкай.



Пёс, давно привыкший к запаху затяжного гостя, заворчал и полез обратно в будку.

Виталик открыл ворота, завёл оставшийся автомобиль и, не включая фар, выкатился на дорогу. А там рванул так, что только знаки замелькали. Гнал, не обращая внимания на ямы и колдобины. Немецкий автопром стонал, но тянул. Виталик со страхом поглядывал в зеркала. Километров двести за ним гнались какие-то подозрительные фары, но потом отстали.

Вернулся домой, чуть живой от страха и недосыпа. Тут же продали машину на рынке. После перегона туда-сюда до Оренбурга, автомобиль сильно пострадал. Больше четырёх тысяч за неё не давали.

Вечером сели в квартире у Сергея, разделили эти четыре тысячи пополам.

- Всё, я завязываю, - заявил Виталик. – Ну его к чёрту. Жизнь дороже. Да и с новыми законами теперь проблема. Рисковать жизнью за копейки. Нет, не хочу больше.

Сергей с ним согласился.



Женя потом звонил, угрожал, даже приехал с какими-то мутными типами на разборки. Но приехал на территорию друзей. Сергей с Виталиком пошли к местным бандюкам, те поговорили с мутными типами и те уехали.

На этом автомобильный бизнес закончился.


Имя:*
Комментарий:
b
i
u
s
|
left
center
right
|
emo
img
color
|
hide
quote
translit
youtube
 
 
 
Мы первый развлекательный портал который платит за новости. Для поддержания портала и пользователей, отключите пожалуйста Adblock.
X